Радость во Христе через преодоление греха

Сегодня я хотел бы поговорить на очень важную тему: есть ли место радости в нашей жизни? Одна сестра призналась мне, что ей и так тяжело жить, а после моих бесед становится еще труднее. «Я не могу слышать эти горькие слова! Мне хочется радости, а Вы говорите, что будет все хуже и хуже. Я готова после Причастия летать, а Вы предупреждаете о боли и скорбях. Я погружаюсь в мечты, а Вы заставляете думать о последнем дне!»

Что на это сказать? В молодости будущее кажется светлым и радужным. Но человек быстро расстается со своими иллюзиями и убеждается, что большая часть жизни проходит в тревогах, сомнениях, болезнях, бедах. Сколько бы мы ни искали простых житейских радостей, счастья земного, мы не найдем того, что потерял человек, когда захотел жить самостоятельно, без Бога. Как бы искусно мы ни строили свою жизнь, какие бы ни возводили себе памятники и каких бы званий ни достигали, мы неминуемо окажемся на краю собственной могилы.

Когда я сам только-только пришел к вере, конечно же, благодать Божия давала мне силы радоваться. Но это было действие Бога, а не моя личная заслуга. Такое начальное вдохновение знакомо многим, впервые входящим в храм. Обычно состояние длится недолго. Дальше человек сталкивается с тем, что каждый сознательный шаг, сделанный к Богу, вызывает в нем внутреннее противодействие, отторжение. Это – следствие греха, живущего в нас. Поэтому искать духовных радостей и восторгов без труда и самоотвержения, наверное, будет ошибкой.

Пытаясь молиться за ближнего и стремясь помочь людям, которые нам дороги, мы должны разделить с ними беду, боль и болезнь.

И если цель нашей жизнь – воскресенье из мертвых, то мы непременно придем к Кресту, на котором должен умереть наш ветхий человек.

Нужно осознать: в нашем сегодняшнем состоянии мы не попадем в Царство Небесное – слишком много в нас приземленного, человеческого, страстного. Своими силами мы не можем изменить себя и преодолеть нашу привязанность к этому миру.

Законы мира предписывают нам самостоятельно строить свою жизнь, свое «светлое», «обеспеченное», «осмысленное» будущее. НО чем больше мы «строим», стараясь что-то изменить в жизни, тем яснее видим, что наши усилия не увенчиваются победой, вопросов же появляется все больше и больше. Сказать человеку: «Ты уже пришел к Богу, ты принял Причастие, радуйся и не думай ни о чем!» — значит сделать его безоружным. Потому и предупреждаешь: «Готовься к борьбе, к искушениям, к испытаниям! Учись думать, рассуждать, будь внимателен к тому, что происходит в тебе и вокруг тебя».

Промысел Божий, приведший нас в храм и ведущий по жизни, да и вообще все события, встречи и планы, которые ожидают нас в будущем, — все связанно с преодолением греха, с очищением нашей бессмертной души от пороков.

Господь дал возможность человеку радоваться на этой земле. И апостол Павел говорит: Радуйтесь всегда в Господе; и еще раз говорю: радуйтесь (Флп. 4:4). Но плата за эту радость – вся наша жизнь, которую мы предаем в руки Господа с полным пониманием, что принадлежим не себе, а Богу.

Только верующий человек, нашедший в этом мире Христа, может по-настоящему возрадоваться в Господе. Помню свои впечатления, когда, будучи еще некрещенным, впервые ощутил прикосновение Бога, полноту жизни, полноту истинной радости. Все вокруг виделось красивым! То, что я чувствовал, было милостью Божией ко мне. Но я тогда еще не мог понять: чтобы не только достичь такого состояния, но и пребывать в нем всегда, нужно умереть для этого мира и предать свою жизнь в руки Божии.

В скором времени я пришел в храм, крестился, и все было живо для меня: и видение Бога, и силы Божии были со мною. Но внутренне я не был готов к этому, и в какое-то мгновенье благодать стала от меня уходить. Протест, скорбь и отчаяние на годы сковали мою душу. Бог, конечно, утешал, но, после того как увидишь свет, опять погружаешься во тьму – невыносимо! А тьма становится еще страшней, когда к ней привыкаешь: живешь и живешь, как будто так и нужно. Узнавшему, что можно жить иначе, любить и видеть в мире настоящую красоту, дающую силы, после этого возвращаться к прежней жизни – мука.

Я очень бы хотел говорить слова утешительные, вселяющие оптимизм и бодрость. Но вот что кажется: понимание и трезвая оценка человеком своего состояния – это не уныние, а спасительное желание без самообмана понять и принять, что сами по себе, без Бога, мы бесплодны и неразумны и истинной радости в себе не найдем.

Да будет воля Твоя. Не знаю, чего я хочу для себя лично, ведь все мои желания и прихоти могут быть совершенно неправильными. Но значит ли это, что человеку нужно безвольно плыть по течению жизни? Нет. Главное – всегда задаваться вопросом: «А чего хочет Бог, куда Он хочет меня вести? Смогу ли пойти за Богом, когда Он позовет меня?». Бог незримо, но ощутимо ведет нас в Царство Небесное. Если мы переступили порог храма и приобщаемся Святыни – Бог держит нас Своею рукой. Иногда она слишком тяжела для нас, и мы хотим освободиться, пойти широким путем, где у шествующих как будто бы есть выбор. На самом же деле мы подобны тонущему человеку, которому протягивается рука помощи: у него нет выбора, надо эту руку хватать!

Узкий путь, ведущий в Царство Небесное (см.: Мф. 7:14), о котором говорит нам Евангелие, это подчинение себя воле Божией, полное послушание и доверие Богу.

Все наши проблемы – от недоверия. Делаем шаг навстречу, обращаемся к Богу в наших бедах и печалях, но, когда начинаются искушения и борьба, отступаем.

Из Ветхого Завета мы знаем, несколько непросто было древним праведникам служить Богу. Каково было Моисею вывести избранный народ из Египта? Ведь и сам он не знал, сколько еще идти и что ждет в неведомой Земле Обетованной. А люди роптали: ради чего они оставили свои дома, пожитки, привычный уклад и отправились за Моисеем в Пустыню? В этом ветхозаветном Исходе – прообраз всех нас. Внешне, на первый взгляд, нам сейчас ничего не надо покидать. Но внутренне, если мы хотим быть христианами не по названию только, мы должны стать нищими и ни к чему временному, земному не прилепляться, потому что удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие (Лк. 18:25).

Богатый доволен собственным «Я», своими способностями и дарованиями. А Бог пришел к погибшим овцам дома Израилева (Мф. 15:24), к тем, у кого уже ничего не осталось. Вот такими, не имеющими ничего, кроме Бога, и в Боге имеющими все, призваны стать мы.

Вспомните: когда с вами была благодать и любовь Божия, нуждались ли вы в чем-либо, терзались ли какими-нибудь неразрешимыми вопросами? Нет! Все было хорошо, все в жизни под действием благодати оказывалось на своем месте. Но едва только грех нарушал, осквернял и прогонял любовь Божию из сердца – беспросветной стеной обступали нас тяготы жизни.

Бывало, появляются у меня бесчисленные проблемы и вопросы, еду с ними к старцу Николаю Гурьянову: «Все, больше не могу терпеть!». Но вдруг видишь в старце присутствие Бога – и происходит чудо: сомнения исчезают. «Ну, какие еще вопросы у тебя?» — спрашивает батюшка. «Нет вопросов, — отвечаю, — слава Богу!» «Счастливый ты человек!» — говорит батюшка. Вот и все, не надо никаких пророчеств, никаких особых знаний! Все есть, потому, что есть Бог, и Он тебя любит.

Дьявол всячески внушает человеку: «Бог тебя не любит, Бог о тебе не заботится, Он не промышляет о твоем спасении, ты брошен в этом мире, предоставлен сам себе. Ищи сам своего спасения». Поддаешься на эти уговоры – и вместо созидания будешь только разрушать себя и мучить своих близких. Нужно довериться Богу, а не мечтать, что якобы можно искусственно, своими силами поддержать в себе духовную радость.

Верующий не восторгается обилием еды и питья на столе. Ему неинтересны сплетни, разговоры ни о чем. Его не захватывает перспектива отправиться за тридевять морей только для того, чтобы сфотографироваться на фоне каких-то достопримечательностей. Христианской душой познаны уже совсем другие ценности, она уже вкусила другой – небесной красоты и прикоснулась к другому – горнему миру.

В нашей повседневной жизни много проблем и вопросов. Мы торопимся, спешим и не успеваем. Всегда нам чего-то не хватает, мы постоянно чем-то недовольны, а время бежит, и стрелка часов гонит нас, как белку в колесе, по дорогам этого мира. Целая вселенная сокрыта в душе человека. Встретив Бога в своем сердце, мы уже знаем, каков рай: …Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17:21). От этой встречи меняется все наше мировоззрение. Мы понимаем, что мы только гости в этом мире: нам здесь тесно, ищем Царства Небесного.

Любые социальные, экономические и прочие образования мира несущественны: сменялись цари, строились и разрушались империи, все в мире уже когда-то происходило, нет и не будет ничего нового.

Единственно новое для каждого из нас – это всегда неповторимая встреча с Богом. Насытиться любовью Божией невозможно, потому что Бог непостижим в Своей любви.

С обывательской точки зрения святые могут показаться несчастными людьми. Их все время притесняли, не понимали, даже убивали, а они терпели и любили своих гонителей. Спросите человека неверующего: «Вот, смотри, хочешь так жить?». Он ответит: «Нет, я ищу жизни другой». Да и нам, христианам, предложи пожить жизнь какого-нибудь святого, мы, чего доброго, откажемся: «Да, мы хотим жить праведно, но такая жизнь нас пугает». Хорошо бы попасть в Царство Небесное, но как-то полегче, без труда, без креста, без распятия. Но если мы уже на кресте, то вед с креста не сходят – с креста только снимают!..

В этом мире нам искать нечего – только в Боге источник Любви и Жизни. Но хотя мы это понимаем, прежняя наша жизнь с ее навыками, приобретенными за много лет, не сдается и не уходит. Апостол Павел говорит о двойственности христианина, в котором живут как бы два человека (см. Рим. 7:19-25; Гал. 5:17). Ветхий человек принимает мирскую жизнь как единственную, где нужно бороться за свое существование, где нужно искать красоту и любовь. Но в то же время в нас уже родился новый человек, для которого Путь, Истина и Жизнь – только в Боге.

Эта двойственность действительно терзает нас. Чем скорее мы сделаем надлежащий выбор, тем быстрее почувствуем облегчение. Я говорю не о смене работы или жилья – нет! Только о нашей внутренней жизни, на основе которой формируется все остальное. Человек, не готовый к решительным духовным переменам, все равно вернется к прежнему образу жизни. Одна моя давняя знакомая, к примеру, решила отказаться от мирского комфорта и в порыве духовного восторга выбросила свой телевизор. И что же? Через год купила новый, но уже цветной. Это был не выбор, а неразумие. Мало развесить в доме иконы, купить четки, зажечь лампаду – не это делает православными. Внутри-то человек такой же, как прежде. И когда благодать Божия уйдет, он заскучает: ведь и молиться уже не может, и возникшую пустоту надо чем-то заполнять.

Сначала очистим сердце свое, и тогда Господь в него придет. Нужно искать Промысл Божий в словах и поступках наших близких, в сложившихся жизненных обстоятельствах, сквозь которые Господь нас ведет, и продумывать каждый свой шаг, чтобы он не уводил, а приводил нас к Богу. А если сорваться и в страстном порыве броситься бежать на Голгофы, прибежать-то, пожалуй, прибежим, но останемся ли там, когда скажут, как апостолу Петру: И ты с Ним был? (ср.: Мф. 26:69,71).

Можно ли требовать от Господа радости и благодати? Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак. 4:6). Вот если мы хоть самую малость потрудимся, хоть чашечку воды с любовью поднесем ближнему во Имя Христово, Господь воздаст за это, по слову Евангелия, во сто крат (Мф. 19:29). Спаситель ни перед кем не остался в долгу. И радость Он даст Своим верным – нечаянную. И благодать Божия согреет нас в молитве, отрывая от ветхого, старого… Тут – как бы выстоять, вытерпеть, дождаться!

Но человек привык торговаться, как на рынке: ты – мне, я – тебе. И вот он уже негодует: «Я сколько тружусь и не получил ни капли радости, а кто-то и молитвы еще толком не выучил, но обрел уже и радость и благодать!». То есть человек принимается как бы поправлять, поучать Бога! Но так ведь можно дойти до того, что потом Бог вообще не понадобится: мы сами будем решать, как нам жить и куда идти. Остерегайтесь впасть в духовную прелесть, когда человек, усвоив какие-то начальные основы Православия, доверяется себе, своему разуму и чувствам. Даже некоторые подвижники попадали в такую духовную ловушку: они действительно трудились, но плоды своего труда приписывали себе. Это очень болезненное состояние. Человек не смирялся (плотью-то он утончался, умерщвлял ее), но духовно, в гордыне отдалялся от Бога и от ближнего. Гордыня на почве церковной жизни может очень скоро помрачить ум человека и разрушить все, что сделал Бог.

Конечно же, мы хотим радости, праздника, Пасхи. Но Пасха – это переход от смерти к жизни, и ни один человек до самого последнего дня своего не может сказать, что прошел уже этот путь. Предстоят нам еще долгие и многие труды. Если же будем срывать плоды преждевременно, до срока, то, скорее всего, они окажутся неспелыми и горькими. Не дождавшись, пока Господь Сам даст нам вкусить плоды от наших трудов, мы рискуем после стольких усилий так и не утолить наш духовный голод.

Церковь учит и воспитывает нас, Господь прививает нам Свою любовь. Мы же как дикие растения: если привилась маленькая веточка, должны потрудиться над ней, чтобы она принесла плод. А жизнь без Бога – бесплодна.

Знаете, как люди приходят в монастырь? Поначалу такие целеустремленные, такие хорошие… Но когда они распознают свое духовное настроение, у многих, бывает, просто руки опускаются – от того, какой мрак у них внутри! В миру человеку некогда обращать на это внимание. Он бежит по жизни, думая, что все делает правильно. Но стоит лишь замедлить бег и заглянуть в себя, тогда обнаруживается, что все черно в душе. А мы-то мечтаем совсем о другом – о духовных высотах, глубинах, красотах, да чтоб побыстрее! Приближаемся к Богу и с каждым шагом находим в себе все больше и больше грехов. Трудно с этим смириться, принять себя таким, какой ты есть, и понести свои немощи.

Не добившись всего и сразу, кто-то готов сложить руки: «Я уже ничего не хочу, у меня ничего не выходит!». Терпением нужно запастись и не искать легких путей. Все, что дается легко и без борьбы, не ценится. Поблагодарим Бога за то, что имеем сейчас, будем беречь и ценить это и потихонечку, осторожно, идти вперед. В духовной жизни не спрячешься за семью замками, потому что дьявол-то нас видит. Не застынешь без движения, потому, что расслабившись, потеряв контроль над собой, вновь окажешься в греховной яме.

Бог не требует от нас ничего сверх наших сил. Он ведет нас постепенно, открывая нам наши духовные недуги и ошибки. И мы благодарны Ему за то, что Он пришел в мир, что Его любовь побеждает наше неверие, сомнение и нетерпение. Его смирение дает нам возможность снова и снова прибегать к Таинству Покаяния, освящать себя в Таинстве Божественного Причащения. Доверившись Богу, мы сможем направить все силы на борьбу с внутренним противлением. И вот если заживем в полной мере, не жалея себя, не уходя от борьбы, то для греха просто не останется места. Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза… (Мф. 7:5). Разве будет человек, понявший, что смертельно болен, придирчиво выискивать болезни у других? Нет, он попросит Небесного Врача: «Господи, помилуй и исцели! Господи, спаси меня!».

Оглянувшись на нашу прежнюю жизнь, мы увидим: Господь чудным образом устроил все так, что мы сегодня в храме, у Чаши, можем обрести истинную радость, которая победит скорбь и подарит надежду на Царство Божие. Способен ли современный мир дать подобную радость верующей душе? Никогда! Все, что предлагает мир в своих рекламах, — безумие. А Господь зовет в Царство Небесное: Иди за Мною (Ин. 1:43) – к светлой истинной радости, когда в нас будет жить Господь и мы уже не уйдем от Него.

Многомилостивый и долготерпеливый Господь привел нас в храм – как в образ Царства Небесного, чтобы сделать единым целым. И когда прихожане у Святой Чаши соединяются со Христом в Таинстве Евхаристии – это уже есть Царство Небесное. Сейчас мы этого не можем понять до конца, потому что не можем отрешиться от своих проблем, от земных печалей и скорбей. Но вот истинная радость: Христос посреди нас! – и в ней вся наша жизнь и упование!

Крест, смерть Богочеловека (и страшная смерть!) – а люди все равно равнодушны. Природа откликается: солнце меркнет, земля сотрясается, а человеческое сердце – мертво. И хотя мы уже вышли из Египта, но земля обетованная еще далече. Мы знаем, где она, куда идти, что делать, ведь все сказано в Евангелии, все дано в Святой Церкви, в Причастии, но как же вместить, а точнее, применить эти познания? Как сказать себе: «Я выбираю Божию любовь, и это – главное, а все остальное, необходимое для краткой земной жизни, — приложится»?

Мало времени в нашем распоряжении. А мы живем, будто еще века впереди. Конец света и суд ожидают каждого из нас, когда мы умрем, а не через миллионы лет. Пусть это не ввергает никого в уныние или отчаяние. Размышление о смерти, необходимое для каждого христианина, — это по сути размышление о жизни после смерти. А убегать от таких мыслей – значит обманывать себя. Мы же ежедневно в вечернем молитвенном правиле произносим: Не уже ли одр сей мне гроб будет? Не наше дело – знать, когда придет наш последний час. Но вполне посильная для нас задача – победить страх смерти и уверовать, что мы идем к Богу, что мы бессмертны. Смерть! где твое жало? (Ос. 13:14; 1Кор. 15:55). Вот вопрос, которым нужно жить, остальное – второстепенно.

Жалости достоин человек, живущий без Бога! Именно жалости, а не презрения или неприязни, ибо не знают, что делают (Лк. 23:34). Мы еще и сами не живем так, чтобы люди, видя нашу жизнь, пришли к Богу и обрели радость. Мы и в себе-то этой радости не имеем, потому что не веруем еще! Мы все колеблемся – какую выбрать в жизни цель? Отсюда и двойственность, о которой шла речь выше. Отсюда страшная пустота и скорбь: человек еще не принимает того, что дает ему Бог, но уже не может жить тем, что предлагает ему мир.

Пустоту эту надо преодолеть – Бог поддержит. Чудесный образ приводит архимандрит Софроний (Сахаров): человек находится перед бездной, ему нужно на другой берег, но он видит, что не допрыгнет. Если все-таки решается и прыгает, то Бог его переносит. Но как же страшно решиться! Сил-то нет! Это сказано о том, что происходит в нашем сердце. Примем ли мы Бога, захотим ли действительно отложить всякое житейское попечение? Слушая эти слова Херувимской песни, мы подчас думаем о посторонних вещах, о земных делах. А нам следовало бы в земной суете отвоевывать минуты для Бога, чтобы душа помнила: Он всегда рядом.

Я хочу, чтобы люди радовались. И сам хочу радоваться, но знаю, что за истинную радость надо страдать. И, честно говоря, мне страшно, я не мечтаю о тех высотах, которые могут окончиться крахом. Высоко, не по силам, взлетев, можно просто разбиться вдребезги. Прошу, чтобы Господь укрепил меня на сегодняшний день и дал силы понести то, что сегодня дно, что нужно нести и уже не оставишь, не откажешься.

Вот почему и о радости я говорю так осторожно – чтобы нам не ужаснуться, когда придут искушения. Например, человек молится за своего ближнего, а этот ближний начинает пить еще беспробудней. Или жена молится о муже, а тот вообще, как бы сказать, пускается в загул. Люди часто обращаются с вопросами: муж в запое, сын от рук отбился, что делать? Сколько еще молиться, сколько прочитать акафистов? И что я могу ответить? Нельзя останавливаться или искать другой путь. Нет, надо мужественно продолжать свою молитву. Если бы в Церкви все было по человеческим законам (пришел, помолился, вычитал каноны и – все: спасен, и пьяницы протрезвели…) – то Храм не был бы Храмом.

Будем благодарить Господа за попущенную нам скорбь, открывшую нам двери храма. Это начало новой жизни, в которой нужно полностью измениться самому, бесповоротно отказавшись от греха, от всего, что разделяет человека с Богом и ближним. С наскока это не совершить. Кто молится, знает, как тяжело дается каждая минута приближения к Богу. Это трудно, это – подобно смерти. Но за эту смерть Бог дает жизнь. Когда человек из последних сил, но все-таки идет к Богу, тогда его посещает благодать неизреченная, потому что того, кто не жалеет себя, пожалеет и утешит Бог.

Самая главная наука для христианина – жизнь с Богом, жизнь по любви. И судить нас будут по исполнению заповедей о любви к Богу и любви к ближнему. Беда наша в том, что Божией любви мы, особенно те, кто давно ходит в храм, уже получили предостаточно, но сами-то любить пока, наверное, еще не начали.

Бог будет давать всегда Свои дары – никого не оттолкнет. Но соразмерна ли с Его дарами наша благодарность Богу за все? Прежде всего – за доступность для нас великой Святыни? Представьте только, что для подхода к Причастию нам надо было бы сдать какие-то сложные экзамены. А если бы за нашу небрежность нас отстраняли от Чаши на несколько лет? Тогда б мы по-другому запели! А нас все по головке гладят… Поэтому давайте признаемся честно: мы всего лишь потребители. И радости уже столько приняли, но вот – не радуемся. Потому, наверное, что ищем другого и не получаем того, о чем просим. Дай мне это, пятое-десятое, я ведь помолился сорок раз! Вот наши торги с Богом. А Господь дает Всего Себя, всю Свою любовь и верит, что мы научимся любить друг друга. Будем помнить слова из Откровения святого апостола Иоанна Богослова: Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний (Откр. 22:13) – и не прилепляться к миру, который поощряет гордый индивидуализм и влечет человека в пропасть.

Дай силы, Господи, смиренно нести наш крест! Дай силы терпеть, видя согрешения ближнего, не укорять его, а поддерживать и помогать! Дай силы принять Твою святую волю, чтобы не уйти, не дрогнуть, когда будет все плохо, а благодарить Тебя!

До той непрестанной радости в Господе, о которой говорит столько претерпевший, столько выстрадавший апостол Павел, нам еще расти и расти. А для того чтобы порвать с теми печалями, с тем унынием, вообще со всеми теми состояниями, которые нам мешают жить по любви, нам нужно по-живому отрезать от себя грех.

автор: протоиерей Андрей Лемешонок

Экономь на покупках в интернете: кэшбэк сервис letyshops.ru

Комментарии 1

  • Ещё бы народ стремился раскаяться о грехах, и принять меры, чтобы их вовсе не совершать…дак нет…нам и так жить хорошо…Но всему своё время!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.