Священное Писание живет только в Церкви

Священное Писание – основа веры и жизни христианина. Новый Завет – это голос Христа и Его апостолов, воплощенный в письменах, голос, продолжающийся звучать во вселенной для всех народов. Апостолы и пророки находились в состоянии богодухновения, когда человек, не теряя своей личности и индивидуальности, становится способным передать неизреченные глаголы Божии через человеческое слово.

Переводчики Священного Писания посредством подвижнической жизни должны находиться на одной духовной волне с пророками и апостолами, чтобы интуитивно чувствовать глубину каждого слова Священного Писания и найти в руднике родного языка как золотой самородок наиболее близкий к этому слову эквивалент. Чтобы перевести Библию надо жить согласно Библии, надо находиться в благодатной атмосфере, где человек таинственно соприкасается с библейскими событиями, то есть в Церкви.

Древние переводы Библии: Септуагинта, переводы на славянский язык Мефодия и Кирилла, на грузинский — Евфимия и Георгия Святогорцев были произведены людьми святой жизни. Кроме смыслового значения (семантики) текст Священного Писания содержит в себе особую духовную силу, действующую на сердца людей.

Священное Писание в переводах этих святых сохранило духовную мощь, главным образом потому, что они были хоть и разделены расстоянием и временем, но по духу и жизни близким апостолам и пророкам. Человек, не исповедующий Православие (включая ветхозаветное православие), и не исполняющий в своей жизни заповеди Библии, на основе одного внешнего филологического анализа и лексиконов не сможет найти и выбрать из десятков синонимов нужного слова. Он будет как слепец водить пальцами по буквам, не видя слов. Поэтому для нас имеют огромное значение древние переводы, в том числе переводы великих афонцев и двух солунских братьев – просветителей славян. Мы считаем основой для библиологических работ Септуагинту — перевод 70-и в его храмовой традиции.

Большинство протестантских конфессий и сект видит главную задачу библиологии в изучении древних рукописей Библии и текстуальном сравнении их друг с другом для составления общего сводного текста. Главными критериями для такой работы служат древность рукописей и количество текстуальных совпадений. Православие считает, что главным условием сохранения текста является его богослужебное употребление, через которое осуществляется непрерывность традиции. Протестантско-рационалистический принцип реконструкции текста путем составления сводного текста из сохранившихся древних рукописей мы считаем ненадежным по следующим причинам. Уже в апостольские времена зародились ереси гностиков, эвионитов и других, которые пользовались апокрифами, и в своих конфессиональных целях искажали тексты Священного Писания.

В XX столетии в Египте была открыта библиотека одной из гностических школ, содержащая наряду с произведениями гностиков, искаженные отрывочные тексты из книг Евангелий, так что древность не адекватна истине. Ложь и заблуждение такие же универсальные явления как грех, которые присущи человечеству с самого начала его земной истории. Что же касается количества рукописей, как критерия истины, то здесь принцип традиции заменен принципом казуальности, то есть случайности. При этом пропадает всякая уверенность в результате, полученном от предыдущей работы.

Новые находки могут зачеркнуть предыдущие изыскания или поставить их под сомнение. Как ни странно, но найденные древние рукописи вряд ли имели богослужебное значение, иначе они физически не могли бы сохранится. Рукопись, находящаяся в постоянном употреблении через определенный период, ветшает, портится и требует замены. Если можно так выразится, больший шанс на выживание имеют рукописи, которые по каким-либо причинам не имели широкое употребление, то есть считались в чем-то непригодными для богослужений (неправильности, дефекты, сокращения). Если вы откроете свой собственный книжный шкаф, то убедитесь, что в лучшей сохранности находятся те книги, которые вы не читали, и наиболее истрепаны и приведены в негодность любимые книги и учебники, которыми вы постоянно пользовались.

Протестанты задались целью реставрировать древнехристианскую общину, но эта попытка претерпела крах. Были созданы умозрительным путем на основании разрозненных сведений и фрагментов десятки моделей, оказавшиеся безжизненными, но разделившие сам протестантизм на множество школ и течений. Создание сводного текста открывает широкое поле для волюнтаризма, — субъективного подхода и эклектизма, — соединением фрагментов, вырванного из целого. И в одном и в другом случае работа будет зависеть от конфессиональности и личных симпатий исследователей.

Вершиной бездуховности является попытка привлечь к этому делу компьютеры. Компьютер работает по программе, составленной людьми. Кто может вложить в компьютер, работающем над библейскими текстами, религиозное переживание и чувство священной поэзии, без которых библейский текст превратится в газетные столбцы? Характерно, что иеговисты создали свой собственный перевод Библии, называемый «Священное Писание — Перевод нового мира», который, будучи лишенный мистической глубины и духовной поэзии, звучит как юридический акт или судебный протокол. Этот сводный английский текст они хотят сделать универсальным образцом для переводов на национальные языки и постепенно ввести этот текст во всеобщее употребление, то есть отнять у людей Библию и заменить ее другой.

Иеговисты не принимают даже сокращенный протестантский кодекс Нового Завета. Места, не соответствующие их учению, они объявляют или неправильными переводами, или поддельными вставками — интерполяциями. Так они отрицают подлинность 7-го стиха 5-ой главы I послания Иоанна, ссылаясь на то, что он отсутствует в древних рукописях. Во-первых, рукописей этого послания осталось слишком мало, чтобы делать такие решительные обобщения. Во-вторых, здесь фактическая неточность, указанный стих находится в старолатинском переводе. В третьих, уже в древние времена существовали сокращенные варианты книг Нового Завета. И, в четвертых, этот стих представляет собой органическую ткань самого послания: «…ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святой Дух и эти три суть Едины…и три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и эти три об одном» (I пос. Иоанна 5; 7-8).

Здесь характерный для библейского языка параллелизм, который широко употребляет в данном послании Иоанн Богослов, а также богословско-поэтическое подобие.

Форма дистиха встречается в Притчах Соломона, в книге Иова и других книгах Священного Писания. Иногда параллелизм дистиха усиливается стилистической и смысловой симметрией. В данном стихе прослеживается также симметрия в числах 3 и 1, содержащихся в каждом полустишье. Смысловым центром этого стиха является развернутое учение о триипостасном Божестве, имеющее свое динамичное подобие на земле в таинствах Церкви. Нередко Священное Писание условно называют священной поэзией, но при этом надо помнить, что в древности поэзия и проза стояли друг к другу ближе, чем в современную нам эпоху. Стилистический параллелизм был присущ как поэзии, так и прозе.

Действие происходит в двух планах: небесном и земном. Без 7-го стиха разрушается сама структура мысли и ритмика языка: слово 8-го стиха «и на земле» оказывается лишним, остается только одна половина двустишья. Этот стих содержится не только в Библии, которой пользуются православные, но также принадлежащим к другим конфессиям, отколовшимся от Вселенской Церкви. Если бы это была вставка позднего времени, то такой факт был бы невозможным.

Против Церкви яростно выступали ереси и секты с древнейших времен, но не известно, чтоб они упрекнули Церковь в подделке библейского текста. Богослужебная традиция хранит текст, так как его слышат люди различных поколений. В этом смысле иерархия и миряне вместе хранят церковные догматы, обряды и Библию. Многие люди знали весь Новый Завет наизусть, а в некоторых монастырях это было предписано уставом. Изменение текста вызвало бы возмущение как нововведение. По словам святителя Василия Великого, нововведения создают в Церкви раскол. Библия являлась непременной принадлежностью храма.

Подделать ее текст во всех общинах, находящихся на огромной территории, вряд ли возможно, тем более в то время, когда не было печатных станков, и каждая рукопись Библии представляла собой труд многих лет для переписчика. Списки Библии тщательно сверялись и только затем допускались к богослужебному употреблению.

Что же касается 7-го стиха в первом послании Иоанна, несовместимого с учением иеговистов, то содержащееся в нем свидетельство о единстве Христа со Своим Небесным Отцом содержится в других местах Нового Завета, особенно в 30-ом стихе, 10-ой главы Евангелия от Иоанна «Я и Отец – Одно».

Надо сказать, что в самой Православной Церкви обновленцы и экуменисты стараются подорвать авторитет существующих переводов Священного Писания, как славянского, ставшим каноническим для богослужения, так и синодального, освященного традицией. Под видом исправления обновленцы хотят внести в текст свои изменения. В переводах на русский язык участвовали такие высокодуховные лица, как святитель Филарет митрополит Московский, который перевел Евангелие от Иоанна. Теперь переводчиков такого уровня не существует. Возможно, что в русском тексте есть некоторые несовершенства, но если возьмутся его исправлять, то вместе с больным пальцем отсекут всю руку. Царь Соломон писал: «…время разбрасывать камни и время собирать камни»; а теперь время такого духовного упадка, что лучшее, что можно сделать – это бережно хранить духовные сокровища, которые достались нам в наследство от прежних веков.

автор: архимандрит Рафаил Карелин

Экономь на покупках в интернете: кэшбэк сервис letyshops.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.