Цветок розы не издает голоса…

Душа, как сиротливый беспризорник, бродит по озябшим улицам жизни в поисках чуда… Чудо! Где ты?

Может быть, чудо — это внезапно свалившаяся на голову удачная сделка, и тебе привалила куча денег?

Или чудо — это неожиданная слава? Пускай, может быть, даже скандальная, но известность.

Или чудо — это последние поразительные нанотехнологии?! Фантастический прогресс науки и техники…

Чудо — самое важное, самое прекрасное, самое светлое и удивительное — это изменение человеческой души. От зла — к добру! От диавола — к Богу! От ненависти — к Любви! От бессмысленности — к Истине и Смыслу!

Чудо засияет невечерним светом лишь тогда, когда в душе произрастет желание измениться, увидеть себя настоящего, а не прячущегося за декорацию слов и, может быть, даже внешне приличных поступков. Только покаяние возвращает человеческой душе ее подлинность!

… Два человека пришли помолиться в тишине храма. Фарисей — это представитель элиты, религиозно-политической правящей партии, верхушки тогдашнего общества. Успешный. Самодовольный. Состоявшийся человек. К нему прислушивались люди. Его мнение многие очень уважали. Как же! Знаток закона, образец благочестия, педантичный исполнитель всех заповедей. Да и характеристика, которую он дает Богу о самом себе — безукоризненна! Комар носа не подточит:

«Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю!»

Апостол Павел очень точно упоминает в своем Послании к Коринфянам о людях, «которые хвалятся лицем, а не сердцем…»

А в дальнем, темном конце храма молился другой человек. Сборщик налогов. Представитель профессии, окруженной в древнем мире всеобщим презрением. Мелкий «аппаратчик». Коррумпированный человек. Он собирал налоги со своего народа в пользу римлян, и его дело, образ его жизни и мыслей считались символом греха! Но его молитва была иной. Святый Евангелист Лука повествует:

«Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! Будь милостив ко мне грешнику!»

Он не перечислял своих мнимых достоинств. Наверное, их не было. Были грязные деньги, поборы, обман, пьянки… Но через всю грязь этой мелкой, пошлой, суетной, грешной жизни, через асфальт порока прорвался, пробился главный и самый прекрасный росток измученного страстями человеческого сердца: «Боже, милостив буди мне грешному!»

И этот покаянный вопль, этот кровавый крик души, эта выплеснувшаяся наружу боль оказались глубже, ценнее, истиннее в очах Божиих, чем все бесконечные перечисления: сделал, подал, пожертвовал и к тому же — не убивал, не воровал, не обидел…

«Сказываю вам, — говорит Господь, — что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится».

… В архитектуре есть два разных подхода, два противоположных понятия. Архитектура исключения — это, когда, скажем, в тихом, спокойном, зеленом городском районе неожиданно вырастает гигантский, сверкающий небоскреб. И второй подход — это архитектура включения. Это происходит тогда, когда архитектор аккуратно и бережно вписывает свое творение в существующий ландшафт и делает это так тактично, что никто даже как бы не замечает этого нового сооружения.

Христианин должен идти вторым путем. Сокровенно и смиренно, гармонично строить дом своей души!

Без стекол и стали. Без скоростных лифтов в никуда. Без бахвальства и гордыни. Без бухгалтерии добрых дел.

«Цветок розы, — говорит свт. Феофан Затворник, — не издает голоса, а благоухание его далеко расходится молча… Так надо жить и всем христианам!»

Экономь на покупках в интернете: кэшбэк сервис letyshops.ru

Комментарии 5

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.